Наследственный эксперимент

Удачная форма особого вида свидетельства о праве на наследство по форме для действия за границей, сформулированная еще в 70-е годы ХХ века, вступила в силу и в независимой Украине, благодаря чему тысячи наших соотечественников получают активы из-за рубежа

Совершение такого нотариального действия как выдача свидетельства о праве на наследство базируется на требованиях ст. ст. 1296-1301 книги VI Гражданского кодекса Украины, статей 66-69 Закона Украины «О нотариате» и подробно регламентировано положениями гл . 10 раздела II Порядка совершения нотариальных действий нотариусами Украины, утвержденного приказом Министерства юстиции Украины № 296/5 от 22 февраля 2012 года.

Зарубежные активы

Несмотря на вариативность и множественность видов имущества и имущественных прав, которые являются объектами наследования и соответственно предметно конкретизируются и обозначаются нотариусом в свидетельствах о праве на наследство, существует специальная форма такого свидетельства, которое означает наследование не конкретных активов, зданий, предметов, а «всего имущества, где бы оно ни находилось и из чего бы оно ни состояло», принадлежавшее наследодателю на день его смерти. Примечательно, что в перечне видов имущества и активов, приведенных законодателем в нормах ГК, в Законе «О нотариате» и даже в упомянутом Порядке совершения нотариальных действий, такой документ не упоминается. Только приложения к Порядку — формы № 16 и 17 — дают нотариусу представление, основания и возможность выдачи такого специфического свидетельства о праве на наследство по закону и по завещанию.

Чем вызвана необходимость существования такого специального вида свидетельства, как его еще называют «по форме для действия за границей»? Вот в этом его рабочем названии такая форма появилась в отечественном нотариате еще в советский период — в 1971 году.

В середине 60-х гг. прошлого века, в конце «холодной войны», суды США отменили запрет на перевод в СССР наследственных активов после смерти там их родных. Такой запрет существовал с 1951 года и советский гражданин, наш украинец, мог получить наследственные суммы только при личном появлении в США, что тогда было исключено. Итак, номинальные наследники в Украине умирали в ходе ведения дел, зачастую так и не дождавшись надлежащих активов с США, где эти активы депонировались. После снятия запрета выяснилось, что в силу положений коллизионных норм штатов, где велись дела, необходимо было применение закона последнего места жительства украинского наследника, который умер, не дождавшись наследства. Поскольку практически в сотнях случаев размер и вид американских активов не был известен (дела еще формально слушались), то сформулировали особый вид свидетельства о праве на наследство по форме для действия за границей: ко всему принадлежащему уже наследодателю-украинцу имущества, где бы оно ни находилось и из чего бы оно ни состояло. Американская Фемида приняла эту общую форму свидетельства как рамочный документ при рассмотрении конкретных дел и в решениях указывалось, что часть активов, которую после смерти отца в Нью-Йорке унаследовал умерший впоследствии во Львове его сын, в свою очередь наследуют его конкретные родственники, определенные местным нотариусом упомянутым рамочным свидетельством. Такой документ служил основанием для определения конкретных сумм наследникам сына.

Эта удачная форма свидетельства о праве на зарубежные активы, размер и вид которых не был известен на момент смерти наследника, умершего в Украине до окончания рассмотрения дела в США, вступила в силу и в независимой Украине, благодаря чему сотни и сотни наших соотечественников получают активы из-за рубежа.

Равнодушие чиновников

Однако эта оптимистичная картина иногда омрачается, когда некоторые из наших граждан сталкиваются с непрофессионализмом, а зачастую и с равнодушием отдельных чиновников от юстиции, а потом ищут правду в наших судах, оспаривая отказ нотариуса в выдаче упомянутой формы свидетельства о праве на наследство. Для иллюстрации приведу красноречивый пример дела, которое еще не закончено производством в двух зарубежных юрисдикциях, куда наследница-вдова не смогла предоставить нашу уже привычную форму свидетельства о праве на наследство для действия за границей.

Фабула дела хрестоматийно интересна для студентов и ученых. Гражданин Австралии, родившийся в Новой Зеландии, где имел первую семью и где остались его родители, нашел в Украине свою вторую жену, оставив за океаном троих взрослых детей. Он был способным бизнесменом, хорошо знал законы и последние пять лет 270-320 дней в год жил в Украине, выезжая за границу каждые 90 дней (как выяснилось, с целью оптимизации налогов). В Украине он владел недвижимостью в двух городах и здесь же зарегистрирован в качестве предпринимателя. Имел любимых, друзей, соседей, с которыми любил проводить время в собственноручно построенной бане... Здесь был его дом.

Беда пришла неожиданно. Он заболел, отбыл на операцию в ФРГ, откуда его жена вернулась вдовой — муж умер. Немецкие врачи в свидетельстве о смерти указали местом жительства Австралию, исходя из его австралийского гражданства.

...Почти год вдова убеждала украинского нотариуса выдать ей свидетельство о праве на наследство на квартиру и другое имущество в Украине и свидетельство для действия за границей: сонаследники — родители и дети из-за океана времени не теряли. Они заявили претензию на недвижимость в Украине, но не спешили с информацией и сотрудничеством по зарубежным активам наследства.

Причины отказа

Сначала задержка с выдачей этого документа была связана с несогласованностью действующей на тот момент формы свидетельства о праве на наследство в правилах ведения нотариального делопроизводства, утвержденных приказом Министерства юстиции Украины от 16 ноября 2009 года № 215/5. Согласно этой форме, в свидетельстве о праве на наследство для действия за границей нотариус должен был указать состав наследственного имущества, что невозможно в случае, когда свидетельство выдается на имущество, в отношении которого нет данных относительно размера и оценки до вынесения решения соответствующими иностранными юрисдикционными органами стран местонахождения частей наследства. Приказом Министерства юстиции Украины от 22 декабря 2010 года № 3253/5 были утверждены новые правила ведения нотариального делопроизводства, которым внесены изменения в формы свидетельств о праве на наследство по закону/завещанию, выдаваемых для подтверждения права на наследство, которое открылось за рубежом. В частности, второй абзац новых форм предусматривал лишь указание размера доли в наследственном имуществе, в то время как указания состава наследственного имущества больше не требовались. Таким образом, первопричина невозможности выдачи свидетельства о праве на наследство по данному делу перестала быть актуальной...

Следующей причиной для отказа нотариуса в выдаче упомянутого документа было указание на то, что согласно ч. 1 ст. 70 Закона Украины «О международном частном праве» наследственные отношения с иностранным элементом регулируются правом государства, в котором наследодатель имел последнее место жительства: запись в свидетельстве о смерти по месту жительства в Австралии оказался убедительнее, чем предоставленные вдовой документы и доказательства, и, с другой стороны, наследодатель не был в привычном для нашей страны смысле зарегистрированным в органах внутренних дел по месту жительства в Украине.

Украинский нотариус, наконец, выдал свидетельство о праве на наследство на недвижимое «украинское» имущество (1/6 доля конкретной недвижимости), но отказал в выдаче свидетельства о праве на наследство по форме для действия за границей по причине недоказанности последнего места жительства наследодателя в Украине.

Теряя время, а затем и активы за рубежом, вдова получила официальное подтверждение из Австралии, которое свидетельствовало о том, что наследодатель не может квалифицироваться как лицо, имеющее последнее место жительства в Австралии и о том, что ее покойный муж не имел там ни движимого, ни недвижимого имущества. Получив этот документ, вдова обжаловала отказ нотариуса в суде. В течение года все три судебные инстанции Украины монотонно цитировали милицейскую справку: «По имеющимся данным гр-н Д. права на постоянное жительство не оформлял...» Эта магическая фраза, пожалуй, не давала возможности учесть упомянутый документ, предоставленный из Австралии, который опроверг запись о месте жительства, указанном во врачебном свидетельстве. Что более существенно - ни нотариус, ни чиновники из областного главка юстиции и Минюста, куда обращалась вдова, не приняли во внимание собственно разъяснения о недопустимости определения последнего места проживания умерших по записи в свидетельстве о смерти, что сказано в п. 2 «Методических рекомендаций совершения нотариальных действий, связанных с принятием мер по охране наследственного имущества, выдачей свидетельств о праве на наследство и свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе супругов», одобренных решением Научно-экспертного совета по вопросам нотариата при Министерстве юстиции Украины 29 января 2009 года.

Возможность защиты

Никто из чиновников и судей не обратил внимания на очевидную возможность защитить права украинской вдовы положениями ст. 29 ГКУ, где очень подробно и четко говорится о возможности руководствоваться понятиями преимущественного или даже временного места жительства наследодателя, если есть колебания в определении его последнего места жительства. Ведь нет никаких сомнений, что наследодатель как предприниматель, надлежащим образом зарегистрированный в исполнительном комитете городского совета, лицо, которое находилось на территории Украины в течение не менее 250-300 дней в год в течение последних пяти лет до смерти, имел преимущественное место жительства в Украине. В конце концов, единственный украинский актив - недвижимость, тоже является основанием для заведения наследственного дела и выдачи необходимых свидетельств, в том числе и по форме для действия за границей.

Кстати, здесь речь идет о фискальном интересе: налоги на наследственные активы в случае определения украинской юрисдикции должны быть оплачены в Украине, а не в США и Гонконге, где ныне найдены места получения зарубежными наследниками банковских активов.

Имеющееся свидетельство на украинскую недвижимость за рубежом не является основанием для признания права на «все имущество, где бы оно ни находилось и из чего бы оно не состояло» — необходимы специальные судебные процедуры в каждой чужой юрисдикции. И еще вопрос — не поздно ли вдова нашла след? Иностранные наследники, пожалуй, все получили, не упомянув о вдове в Украине... Но надежда умирает последней.

Даниил КУРДЕЛЬЧУК,
Президент Укринюрколлегии

Татьяна КОРОБИЦЫНА,
Консультант Укринюрколлегии